Get Adobe Flash player

В субботу 23 марта 2013 года пригласили провести семинар для студентов Белорусского национального технического университета семинар по теме финансов. Долго думал, какую тему им предложить, и остановился на нейтральном варианте — вводной теме, посвященной проблемам современной экономической системы и признакам зарождения, новой экономической системы, основанной на принципиально иных подходах к экономическим взаимоотношениям человечества. Статья подготовлена на основе материалов семинара и является первой моей статьей по макроэкономическим процессам.
Глубина и масштаб кризисных явлений в современной экономике, широкий общественный резонанс, беспрецедентные шаги мировых правительств свидетельствуют о том, что современная экономика  столкнулась не с временными проблемами типа кризиса перепроизводства или обвалом фондовых рынков, а имеет серьезный системный надлом, хроническую болезнь, которую не вылечишь аспирином.

Одна из составляющих этого надлома — проблема суверенных долгов, которая выражается в росте внешнего долга мировых стран. Вопреки распространенному мнению, рост внешнего долга связан не столько с дефицитом государственного бюджета, сколько с  отрицательным сальдо внешнеэкономических операций.  Дефицит государственного бюджета (разница между доходами государства и его расходами) покрывается за счет дополнительного выпуска национальных денежных средств, что является монополией государства, а вот  сальдо внешнеэкономических операций (разница между тем, что другие страны должны государству, и тем, что государство должно иным странам) создает необходимость поддерживать платежный баланс за счет внешних заимствований. Поэтому результатом такой системы внешнеэкономических операций стала глобальная долговая система, когда многие страны мира имеют такие объемы долгов, которые не будут выплачены никогда. Ниже приводится схема, отображающая рейтинг стран по долговой нагрузке, подготовленную на основании данных РИА (полный рейтинг здесь)

Как ни странно, лидером по суверенному долгу является не Греция и не Кипр, несмотря на крайне тяжелую ситуацию с суверенным долгом в этих странах, а Япония, которую мы привыкли считать надежной страной, что подтверждается традиционно высокими рейтингами от рейтинговых агентств типа S&P. Однако Япония не жалуется на проблемы с суверенным долгом, да и в новостях Япония выглядит островом спокойствия среди общей тревожности. Дело в том, что Япония исправно выплачивает проценты по облигациям, что делает ее долговые бумаги привлекательными для инвестора. Об этом говорит невысокая доходность японских бумаг: инвесторы дают Японии деньги под 0,7-1,7% годовых. Для сравнения: государственные бумаги Греции выпускаются под 4-4,5%, евробонды Беларуси — 8,95%. Проиллюстрируем эти цифры, чтобы показать, какое на самом деле большое значение  имеют процентные ставки для этих стран. На обслуживание 1 млрд долга Япония будет тратить 7-17 млн долларов в год, Греция — 40-45 млн долларов в год, Беларусь — 89,5 млн долларов в год. Согласитесь, разница ощутимая. И чтобы обслужить такой долг государству надо иметь положительное сальдо внешней торговли как минимум на такую сумму, иначе долг будет увеличиваться за счет капитализации суверенного долга (когда процент выплачивается за счет новых заимствований). Вот почему я всегда поражался мировым инвесторам, которые покупают государственные долговые бумаги стран с отрицательным сальдо внешней торговли и дефицитом государственного бюджета — на мой взгляд, это равнозначно тому, что инвестировать в убыточное предприятие, искренне веря, что оно возвратит тебе твои деньги и выплатит доход на них (на досуге посмотрите статью в подтверждение моих доводов относительно «надежности» государственных и муниципальных бумаг).

Дефицит государственного бюджета при отрицательном сальдо внешнеэкономических операций стимулирует правительства в проведению девальвационных мероприятий, поскольку это позволяет государству получать больше национальных денежных средств на оттоке валюты из страны и отчасти уменьшает развитие инфляционных процессов, а девальвация национальной валюты в свою очередь отрицательно сказывается на покупательской способности населения за счет того, что их доход в большинстве случаев выражается в национальной валюте, а большинство товаров, которые они покупают, — импортные.

Третьим призраком системного кризиса я бы назвал увеличение денежной массы и чрезмерная капитализация финансовых рынков.  Серьезным перекосом современной денежной системы является перераспределение оборота денежных средств и капитала в пользу финансовых рынков. Вы знаете, сколько денег обслуживает реальный сектор экономики? Предприятия, где вы работаете, услуги, которые вы оплачиваете, магазины, в которые вы ходите? Всего 3-5% от общего количества денег. Когда я впервые узнал этот факт, я был искренне удивлен и долго не мог понять, для каких целей используются другая, большая часть денежных средств и капитала. Но поразмыслив немного, я понял, кому в первую очередь выгодна такая ситуация — финансовым посредникам, которым для получения значительных доходов нужны значительные обороты, потому что вся суть посреднической деятельности сводится к тому, чтобы получить % от стоимости сделки.

По этому поводу вспоминается анекдот:  Сын спрашивает у отца-банкира: «Пап, а что такое банк?» Отец подводит сына к холодильнику и говорит: » Открой холодильник, возьми сало». Сын берет в руки кусок сала. «А теперь ложи назад. Теперь понял?» Сын машет головой, мол, нет. А отец, хитро прищурившись, отвечает ему: «А руки то жирненькие».

Именно поэтому финансовые посредники демократизировали фондовый рынок, придумали мультипилицирование за счет нормы обязательного резерва и производных активов, создали такие инструменты коллективных инвестиций как паевые инвестиционные фонды, ПАММ-счета, инфраструктуру для работы на рынке «Forex» с бесплатным обучением, структурные банковские продукты, которые якобы позволяют получить большую доходность на сумму накоплений — все для того, чтобы вовлечь в перераспределения финансовых рынков накопления как можно большего числа участников, чтобы выпечь каравай как можно большего размера и отщипнуть от него кусочек посочнее.

Однако отщипывать куски от каравая также легко и непринужденно, как это можно было делать раньше, у финансовых посредников уже не получается. Поскольку имеет место еще и четвертый признак системного кризиса современной экономической системы - кризис доверия к банковской и финансовой системе. Кризис создал много беспрецедентных ситуаций, которые поставили перед  населением, а особенно перед средними инвесторами, вопрос о степени доверия банковской системе и инвестиционным инструментам, предлагаемых финансовыми посредниками: национализация литовского банка Snoras, требование Греции к инвесторам списать часть задолженности, искажение финансовой отчетности банков и корпораций, щедрые денежные бонусы сотрудникам банков в то время, когда из бюджетных денег им выделяется государственная поддержка, налог на депозиты в Кипре, низкая эффективность доверительного управления в России и Европе, принесшая убытки инвесторам и доход посредникам. Не зря в последнее время становятся популярны эксперименты с участием животных в управлении виртуальными инвестиционными портфелями (загуглите «кот орландо», «обезьяна лукерья»), которые по результативности обходят ученых-экономистов и профессиональных управляющих.

В подтверждение моих размышлений предлагаю вам ознакомится со статьей Визуализация рынка деривативов

Несмотря на серьезность вышеперечисленных проблем, свидетельствующих о системном надломе экономики в самом ее основании, я не разделяю пессимистических прогнозов относительно ее дальнейшей судьбы. Конечно, время предстоит сложное, особенно для среднего класса, неизбежно дальнейшее развитие и углубление кризисных явлений, но вместе с тем существует ряд позитивных явлений, свидетельствующих, на мой взгляд, о формировании новой экономической системы, которая в отличие от старой системы, будет более эффективной и конструктивной. В чем это проявляется, действительно ли есть эти позитивные экономические явления или же мое предположения являются надуманными? Давайте порассуждаем вместе.

Первый признак — повышение экономической активности домохозяйств и их активное взаимодействие между собой  за счет создания социальной инфраструктуры в сети интернет. Уже сейчас появляются интернет-ресурсы, позволяющие одним людям предлагать товары (e-bay.com), оказывать услуги (airbnb.ru), осуществлять работы (taskrabbit.com) для других людей, которые отказываются от традиционного потребления в пользу приобретения товаров, услуг и работ, которые оказывают другие люди.  Создание таких ресурсов, на мой взгляд, приводит к появлению феномена микропредпринимательства, который заключается в возможности для большого количества людей выйти на рынок и получить дополнительный доход, приложив к этому минимум  усилий за счет того, что необходимые бизнес-процессы уже выстроены и отработаны самим интернет-ресурсом.

Примечание. В подтверждение моих доводов предлагаю познакомится со следующей статьей.

Кроме того, развитие таких интернет-ресурсов основано на изменении принципов потребления, что заметно и в традиционной экономике. Потребление становится персонифицированным: мы приобретаем товары, услуги, работы у тех продавцов, которым доверяем. Вспомните, как мы рекомендуем друг другу магазин, парикмахерскую, турфирму или как сами обращаемся в тот или иной магазин по чьей-либо рекомендации. Важным фактором экономических взаимоотношений становится репутация. Для более полного понимания моих размышлений предлагаю посмотреть вам следующее видео:

Второй признак, свидетельствующий об изменении принципов потребления, является игровые аспекты в экономических взаимоотношениях покупателя и продавца. Нам нравится участвовать в акциях, покупать купоны, позволяющие приобрести что-то со значительной скидкой, нам нравятся игровые вызовы, которые бросает нам продавец.

Третий признак, свидетельствующий об изменении принципов потребления — это дополнительная ценность, польза, которую мы получаем в процессе приобретения товара, услуги, работ. Полезность становится главным критерием выбора потребителя, дополнительная ценность — фактором, определяющим его конечное решение.

Происходит изменение не только на рынке товаров и услуг, но и изменение на рынке капитала: появляются новые, более эффективные формы инвестирования и доверительного управления. Вы, скорее всего, помните мое отношение к современному доверительному управлению. Так вот, на мой взгляд, основу этих новых форм ляжет сотрудничество управляющего как активного инвестора и клиента как пассивного инвестора в конкретных инвестиционных проектах.  Например, есть объект недвижимости с низкой стоимостью квадратного метра, в состоянии достаточном, чтобы после небольшого косметического ремонта, сдать его в аренду и получать ежемесячный доход в виде арендной платы. Управляющий рассчитывает стоимость инвестиционного проекта, включая в него стоимость приобретения объекта недвижимости и затраты на косметический ремонт, и вкладывает в этот проект собственный капитал в размере 20% от  стоимости этого инвестиционного проекта. Остальные 80% предлагаются для вложения клиентам. Прибыль, получаемая от объекта недвижимости (чистая рента), делится 50/50 между управляющим и пассивными инвесторами. Таким образом, на свои 20% вложений управляющий получает 50% ренты, что представляет по сути финансовый рычаг, увеличивающий отдачу от инвестиций. Инвестор получает 50% ренты на 80% вложений в инвестиционный проект, и это тоже круто, потому что вместе с доходом он получает гарантию от управляющего по 100% возврату вложенного капитала (вот почему такую форму доверительного управления я считаю более ответственной, чем традиционная).

Второе изменение инвестирования будет связано с тем, что инвестирование, как и приобретение товаров, работ и услуг, будет персонифицированным. Это уже не инвестиции в абстрактный рынок через брокера в компанию или проект, представление о котором вы составляете в лучшем случае по инвестиционному предложению или финансовой отчетности. Это инвестиции в конкретного человека с определенными способностями, с определенной мотивацией, с определенным опытом и это инвестиции, способные как изменить жизнь этого человека к лучшему, так и навредить ему (помните статью, в которой я рассуждал, что заемщики не способны самостоятельно здраво оценить  свою платежеспособность — здесь принцип тот же).

Перераспределение денежных средств в пользу финансовых рынков и их недостаток в реальном секторе экономики может с лихвой компенсироваться использованием альтернативных денежных систем, которые дают наилучший результат при внедрении их на местном уровне благодаря элементам игры, этнического аспекта, привлекательности для туристов, высокой оборачиваемости в закрытой системе.

Но могут ли эти изменения — развитие микро предпринимательства, изменение принципов потребления, изменение на рынке инвестирования и доверительного управления, внедрение альтернативных денежных систем — больше похожие на пробивающиеся сквозь ледяной панцирь слабые ростки первых весенних трав, противостоять таким глубоким системным явлениям, масштаб и глубина которых измеряется триллионами долларов? Наверное, сами по себе, все же нет, но они — как те же ростки — говорят о том, что грядет новое время, когда польза придет на смену жадности, а потребность во взаимодействии позволит преодолеть не только пространственные ограничения, но и ограничения в нашем сознании. Ведь любые изменения, как известно, начинаются с изменений в умах. 

Поделиться

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Перед отправкой формы:
Облако меток
Подписка